Skip to content

Магия и восприятие

16/09/2008

Магия это не просто набор хитростей — это отработанная технология формирования иллюзий. Сейчас исследователи извлекают из неё уроки.

В сентябре 1856, перед лицом разгорающегося восстания, Наполеон III отправил Жана-Эжена Робер-Удена в Алжир. Робер-Уден не был ни генералом, ни дипломатом. Он был волшебником — отцом современной магии. (Подающий надежды молодой артист по имени Эрих Вайс через несколько десятилетий взял себе сценическое имя, прибавив «i» к фамилии «Houdin»). Его миссией было превзойти алжирских отшельников-марабутов, заклинателей, чьё магическое искусство позволило убедить алжирский народ в том что Аллах против французского господства на их земле.

Французские колониальные власти собрали арабских вождей, и Робер-Уден организовал шоу, которое в своей основе было бы понятно всем присутствующим: он вытаскивал пушечные ядра из шляпы, доставал зажжённые подсвечники из воздуха и выливал кофе галлон за галлоном из пустой серебряной чашки.

После этого, как он вспоминает в своих мемуарах, Робер-Уден приступил к волшебству, рассчитанному на то чтобы запугать вождей.Он попросил принести маленький деревянный ящик с металлической ручкой. Выбрав самого мускулистого из присутствующих, он попросил его поднять ящик; человек сделал это без усилий. Потом Робер-Уден с угрожающим жестом объявил, что он забрал силу у этого человека. Когда доброволец снова взялся за ручку ящика, тот не сдвинулся — ассистент Робер-Удена включил мощный магнит под сценой. Доброволец навалился на ящик, пока по жесту Робер-Удена, его помощник не пропустил заряд электричества через ручку, заставив человека убежать в ужасе. Вожди были впечатлены, и восстание постепенно угасло.

История дипломатического надувательства Робер-Удена широко известна в истории магии, в основном потому что это единственный задокументированный случай (по крайней мере, после событий древности) влияния заклинателя на мировые дела. Сценическая магия, в конце концов, не столько искусство управления людьми, сколько спектакль и развлечение.

Однако в последние годы некоторые исследователи начали понимать, что магия представляет собой нечто большее: глубокий и нетронутый источник знания о человеческом разуме.

На большой конференции, прошедшей в прошлом году в Лас-Вегасе, в научном докладе психологи доказали что волшебники, в своих вековых способах обмана людей, невольно участвовали в непревзойдённом исследовании того как мы видим и воспринимаем мир вокруг себя. Также как изучение механизма болезни помогает понять работу защитных систем организма, психологи верят что изучение методов работы талантливого иллюзиониста, вызывающего «короткие замыкания» нашей системы восприятия, поможет лучше понять строение этой системы.

«Я считаю что перед магами и нейробиологами стоят похожие вопросы — но если нейробиологи изучают их несколько десятилетий, маги занимаются тем же столетия, а может и тысячи лет.», рассказывает Сюзанна Мартинес-Конде, учёный Нейробиологического института Барлоу и соавтор одного из исследований, опубликованных на прошлой неделе в журнале Nature Reviews Neuroscience. «То что делают иллюзионисты иногда превосходит по сложности и эффективности наши исследования.»

Как давно знали маги, и недавно открыли нейробиологи, человеческая система чувств — нестойкий механизм, полный пробелов и сравнительно легко управляемый. Сотрудничество между наукой и магией длится недолго, и заключения преждевременны, но интерес среди учёных к такому направлению растёт: Нью-Йоркская академия Наук пригласила иллюзиониста Аполло Роббинса для презентации о механизмах зрения, а другая группа магов должна выступить на следующем ежегодном съезде Society for Neuroscience, крупнейшего объединения исследователей мозга.

В мире, где внимание — скудный ресурс, лучшее понимание его действия может иметь миллионы применений, от приборных панелей до рекламы — а возможно, и новых магических трюков.

Большая часть успеха в магическом номере — это привлечение внимания аудитории и направлении его в другое место — на левую руку, в которой пляшет палочка, пока правая прячет мяч в карман или достаёт карту из рукава. Магические шоу — это шедевры дезориентации: они привлекают наше внимание яркими цветами и блестящими вещами, клубами дыма и постоянным запутыванием, которое маг должен поддерживать по мере фокуса.

Годами учёные-когнитивисты считали восприятие чем то вроде кинокамеры, воспроизводящей мир в деталях. В последние десять лет, однако, эта модель подверглась серьёзному пересмотру. Например, люди имеют явную тенденцию пропускать события прямо у них под носом. Даниэль Саймонс, психолог из Университета Иллинойса, провёл серию экспериментов в конце 1990-х годов, показавшую степень этой когнитивной слепоты. В одном из них, людей спрашивали как пройти в определённое место, но посреди разговора собеседник заменялся другим человеком. Подмену заметила только половина опрошенных.

В другом опыте, людям показывали ролик в котором две команды, одна в белых футболках, другая в чёрных, играли в баскетбол. Испытуемых просили сосчитать количество бросков, сделанных игроками каждой из команд. Половина из участников, как потом оказалось, не заметили женщину в костюме гориллы, появившуюся посреди ролика и бьющую себя кулаками в грудь (вот примерное воспроизведение опыта).

Благодаря таким исследованиям, в последние десять лет была разработана новая модель, в которой визуальное восприятие понимается не как камера, а как нечто большее — вроде прожектора, обшаривающего сумрачный пейзаж. В каждый момент времени мы можем видеть в деталях только небольшой кусочек общей картины, на котором мы концентрируемся. Остальное комбинируется из памяти, предсказания и грубого бокового зрения. Мы не столько воспринимаем окружающий мир, сколько постоянно его конструируем.

«Наша картина мира напоминает виртуальную реальность», говорит Рональд А. Ренсинк, профессор компьютерных наук и психологии Колумбийского Университета и соавтор доклада о магии и психологии, который готовится к публикации на следующей неделе в журнале Trends in Cognitive Sciences. «Это очень похоже на управляемую галлюцинацию».

Преимущество подобных когнитивных уловок в том, что они позволяют нам создать довольно подробное изображение окружающей действительности, несмотря на то что два оптических нерва имеют разрешение приблизительно как у камеры мобильного телефона. Нам необязательно, к примеру, тратить время, разглядывая каждую машину на шоссе чтобы понять что это действительно машины, и сделать догадку о том как они движутся — наш разум просто собирает образ из тысяч виденных нами в жизни машин.

Но из-за того что этот метод так сильно полагается на ожидание — не только чтобы заполнить декорации вокруг нас, но и определить куда послать то что психологи называют «прожектором внимания» — мы столь уязвимы перед тем кто знает наши ожидания и может манипулировать ими, например — фокусником.

«В магии,» говорит Теллер, участник знаменитого дуэта «Пенн и Теллер» и один из пяти иллюзионистов, упомянутых как соавторы в докладе Nature Neuroscience, «мы берём то что делает нас разумными, и обращаем это против нас самих.»

Обман, по сути, наиболее понятный из инструментов заклинателя — мы не замечаем некоторых вещей просто потому что не смотрим на них. Мартинез-Конде особенно интересуется обманом, и вопросом «что особенного в некоторых движениях, притягивающих и удерживающих наше внимание». Роббинс, иллюзионист-карманник и ещё один маг-соавтор доклада выяснили, что полукруговые жесты притягивают внимание людей лучше чем прямые. «Это лучше отвлекает человека,» говорит фокусник, «Я использую их когда вытаскиваю что либо из чужого кармана.»

Мартинез-Конде заинтересовалась этим различием, и выдвинула гипотезу что особенное притяжение непрямых движений может исходить из того факта, что они не так просто соотносятся с быстрыми, прямолинейными движениями глаз, или саккадами. В результате, как она полагает, слежение за такими движениями требует больших усилий и концентрации восприятия.

Другие эффекты, однако, ещё больше сбивают с толку. Исследования движения глаз часто показывали, что испытуемый может смотреть прямо на объект и не видеть его — выжившие в автокатастрофах часто рассказывают о таком же парадоксе. Или, с небольшим побуждением, человека можно заставить увидеть то чего на самом деле нет.

Иллюзия с исчезающим шаром — один из основных трюков, доступных фокуснику: мяч постоянно подбрасывается в воздух и ловится. Потом, во время финального броска, он исчезает прямо в воздухе. На самом деле, фокусник просто изобразил последний бросок, проследив траекторию воображаемого мяча глазами. Сам мяч при этом остался в его руке.

Но если технику объяснить легко, то сам феномен — нет. При правильном исполнении фокус действительно заставляет наблюдателей увидеть как мяч поднимается в воздух при последнем броске и исчезает в верхней точке. Как указывает Ренсинк, это куда сложнее чем просто заставить человека смотреть в другую сторону — это демонстрация того, как просто погрузить мозг в пространство чистой галлюцинации. И когнитивисты до сих пор не знают чем вызывается такое поведение.

Учёные-когнитивисты, наблюдающие за этими фокусами , ограничивают себя простыми эффектами и вытекающими из них фундаментальными вопросами. Со временем, Ренсинк составил своеобразную периодическую таблицу эффектов внимания: методов привлечения внимания, методов его рассеяния, методов, заставляющих человека не видеть то что находится у него перед глазами. Такая классификация, считает он, будет полезна и самим фокусникам. Контроль и управление вниманием важны во всех областях человеческой деятельности. Кокпиты самолётов и уличные знаки могут быть спроектированы лучше, охрана и полиция могут быть обучены управлению вниманием, компьютерная графика может стать более натуральной, обучение — менее принуждающим.

Тем не менее, если ничему из этого и не суждено случиться, исследование пробелов и ограничений восприятия представляет определённую ценность. Как и аудитория Робер-Удена, мы легко управляемы и скорее можем оказаться в неловкой ситуации, если не знаем этого.

«Главное в этом — знание, что у вас есть определённые ограничения,» говорит исследователь когнитивных процессов Даниэль Саймонс. «Большинство людей не понимают насколько разговор по мобильному телефону влияет на их вождение.»

Если верить Теллеру, магия более чем кто либо напоминает нам об этом. И это объясняет, почему несмотря на относительно скромные эффекты, она продолжает оставаться популярной в век кинотеатров и компьютеров.

«Мы каждый день вынуждены убеждаться в реальности происходящего вокруг нас, распознавать что обозначают сигналы, принимаемые нашими глазами,» говорит он. «Мы говорим ’Это забор, я не могу там пройти’, или ’Это машина выезжает из-за угла? Я хорошо её вижу? А, нет, это просто велосипед.’»

Он считает что в магии людей привлекает понимание того, насколько обманчивыми могут быть, казалось бы, простые суждения.

«Они понимают,» говорит он, «что лучший способ понять силу обмана — это подвергнуться ему самостоятельно.»

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: